Новости

Новости



Туры в Стамбул

Города и регионы

Улудаг

Отели и курорты

Туры по Турции

Бизнес-туризм

Event-туризм

Инсентив-туризм

Стамбул от Upjet In English
02.12.08 22:15 Возраст: 9 yrs

ТУРЦИЯ УВЛЕКАТЕЛЬНАЯ

 

Африканские деревни... в Турции

В Стамбуле недавно прошла выставка фотографий из истории африканских рабов, которые были привезены в Османскую империю. После увиденного становится понятно, почему такое оживление было в некоторых деревнях Турции, когда на выборах в Соединенных Штатах победил Барак Обама.

Когда в Америке выбирали президента, в Турции многие не спали всю ночь и с замиранием сердца ждали новостей из Соединенных Штатов. После того, как ранним утром стало известно о победе «приемного сына Африки», народ веселился и ликовал. Особая радость наблюдалась на побережье Эгейского моря, где до сих пор проживают потомки бывших рабов, завезенных некогда в Османскую империю. Живут там довольно замкнуто, бедно и трудно. Сеют, пашут, разводят скот, занимаются рыбной ловлей. В знак особой любви и уважения к сорок четвертому президенту Америки жители трех деревень организовали обряд жертвоприношения: по старинному обычаю закололи баранов – 44 – в честь 44-го президента, а лоб на его портретах помазали хной, а затем в честь торжества обильно окропили плакаты с изображением Обамы кровью жертвенных животных. В мусульманской Турции такой обряд, полагают, защищает людей и их имущество от сглаза и невезения. Для того чтобы встретиться с Бараком Обамой, основатель Общества солидарности турецких африканцев Мустафа Олпак даже побывал в Америке.
 
Мустафа Олпак:
 - Я не смог встретиться с Обамой, он был очень занят, однако его советники передали мне книги с его автографами. Я побывал также в деревне Когело на западе Кении, где до сих пор проживает его родственница. Отец нового президента Америки из племени луо, одного из самых многочисленных в стране. Это племя традиционно занимается рыбной ловлей. А мои предки из племени кукуйю.

55- летний Мустафа Олпак уверяет, что имеет дальнее родство с семьей американского президента. Якобы его предки даже жили в соседних деревнях. На эту тему он давал интервью турецкому телевидению, куда его приглашали не раз в канун президентской гонки. Однако даже самым доверчивым туркам факт родства кажется весьма сомнительным. Столетия назад предки Олпака покинули Кению и были насильно привезены в Стамбул, об этом он написал в своей книге «От Кении до Стамбула». Книга воспоминаний основана на подлинных историях и стала настоящим бестселлером. Отрывки из книги публикует популярная в Турции газета «Джумхуриет». Вот история африканской женщины...

«Очень долго мы плыли морем, может быть неделю, а может месяц. Все были прикованы к скамьям толстыми цепями. Это была небольшое судно, которое, по-видимому, занималось торговлей рабами. Все было приспособлено для этого. Хозяева турки шли по установленному маршруту. На «берегу рабов», как называли когда-то Кению, покупали живой товар у африканских охотников. На судне было много женщин с детьми, их особенно охотно брали торговцы. Я была маленькая девочкой. Возле меня сидела полная женщина, которая давала мне кусочки какой-то еды». 

Черные женщины работали няньками в «гаремликах», так когда-то называли женскую половину мусульманского дома. Африканские дети служили в качестве живой игрушки в семьях состоятельных господ всех европейских столиц. Достаточно взглянуть на портреты вельмож того времени, чтоб понять, откуда пошла мода на обычай держать при дворе чернокожих арапчат из Стамбула. Именно тогда в обиходе появилось слово «арап» - так называли не арабов, а всех темнокожих.

В нашем сознании остался один арап – Абрам Петрович Ганнибал, предок национального поэта России. Прадед Пушкина, до крещения Ибрагим, родился в конце XVII века в северной Абиссинии, где отец его был владетельным князьком. Вследствие распоряжения Петра I достать ему нескольких мальчиков-арапов он был привезен в Москву, доставлен к Петру и «крещен именем Петра, с тех пор был при Его императорском величестве неотлучно...»

Оттоманская империя ежегодно «переваривала» более пятидесяти тысяч рабов. Это была невероятная по тем временам цифра. Однако рынки требовали все больше и больше рабочей силы. Коран запрещал обращать в рабство единоверцев-мусульман, но не давал ответа на вопрос, откуда брать дешевую рабочую силу.
 
День и ночь горели коптильные лампы бедестанов, где постоянно был сумрак и смрад. Старинные базары буквально кишели гяурами – их выводили поодиночке из темных боковых галерей. Ценный товар демонстрировали публике на помостах, рабы попроще толпились внизу. Торговцы выкрикивали цену, расхваливали товар, заставляли рабов приседать, раскрывать рты, показывать зубы. Живой товар привозили средиземноморские пираты, которые хозяйничали в Восточной и Центральной Африке. Крупнейший рынок рабов в Константинополе действовал вплоть до середины XIX века. Там продавали африканских невольников для местных гаремов. Евнухи стоили вдвое дороже, чем обыкновенные рабы.
«Моя бабушка, - пишет Мустафа Олпак, - работала в доме у «румов», так называли греков, потомков жителей древней Византии. В годы Первой мировой войны семья эмигрировала в Грецию, а ей как-то удалось сбежать с корабля. Вместе с другими беглыми рабами на маленьком рыбацком судне они причалили в Айвалык, богом забытый городишка на побережье Эгейского моря. Отсюда было рукой подать до острова Крит, где во времена Османской империи действовал самый большой рынок рабов. Опасаясь преследований, долгое время жили в лесу. Когда обрели свободу и получили турецкие паспорта, успокоились...».

Работорговля в Африке существовала на протяжении всей известной истории, но наибольшего расцвета она достигла в Османской империи. На ее гибели и возникла молодая турецкая республика. Бывшие рабы получили свободу, приняли мусульманство, ассимилировались с местным населением. Настоящее имя, данное им при рождении, они не помнили. Хусейнами и Айше они стали после того, как приняли ислам.

 На обломках бывшей Османской империи, словно ненужный хлам, оказались десятки тысяч рабов. Сами африканцы уверяют, что их было не менее двух миллионов. Многие уехали, затерялись в Европе. Те, кто остался, отправились подальше в турецкую глубинку. Там, вдалеке от недобрых глаз, они основали африканские поселки, где жили простым крестьянским трудом. Старики улыбались, были приветливы с турками, но никогда не покидали пределов своего поселения. Местное население платило им полным равнодушием. 

Интерес к африканцам впервые появился в конце 70-х годов прошлого века, когда турецкие ученые опубликовали результаты сенсационного исследования о том, что турки и африканцы являются «генетическими родственниками». У жителей ряда средиземноморских провинций, граничащих с Сирией, были обнаружены специфические аномалии гемоглобина в крови, который оказался ненормальной плотности. Это был так называемый гемоглобин «С», который имеется только у жителей Африки. В приграничные деревни повалили журналисты. Всерьез заговорили о том, что турки Западного Средиземноморья имеют родственные связи с Африканским континентом.

В стамбульском культурном центре собрали все фото из личных архивов. Мужчины с мотыгами, женщины на хлопковых полях, рыбаки со своим уловом… Несмотря на то, что многие приняли ислам, сохранились традиционные африканские верования.

Со времен Османской империи африканцы тайком устраивали праздник коровы, которую считают священным животным. И стар и млад выбегали в чистое поле, украшенные только набедренными повязками на голое тело, ложились на траву и восклицали заклинания. Потом наряжали жертвенную корову и водили ее по деревне. Праздник продолжался в течение четырех недель. В последнюю пятницу животное резали, а мясо варили в огромном котле. Интересно, что традиции эти сохранились со времен Османской империи.

Тогда в целях конспирации рабы резали кур, чтобы их хозяева–турки не увидели и не выгнали их. Об этом можно прочитать в османских хрониках. Этот праздник пришел из Кении, откуда привозили самое большое количество рабов.

Когда Мустафа Олпак решил открыть культурный центр солидарности турецких африканцев, многие турки неправильно расценили этот шаг. В газетах появились сообщения о том, что эта акция – своеобразный протест, месть за рабство его предков. Долгих пять лет потребовалось, чтобы убедить власти в том, что он преследует цель найти потерянных членов семьи, помочь. Описав страдания первого свободного поколения, Мустафа считает, что с рабством должно быть покончено. Вот и дочь свою он назвал довольно необычным именем Озгюр, что по-турецки означает «свобода».

По материалам «Радио Свобода»




 14 лет на рынке туризма
LAMARTİN CAD. NO:40/2 TAKSİM İSTANBUL  Tel: + 90 (212) 297 81 45  Fax: +90 (212) 297 81 50  E-mail: hotel@upjet.com.tr