Новости

Новости



Туры в Стамбул

Города и регионы

Улудаг

Отели и курорты

Туры по Турции

Бизнес-туризм

Event-туризм

Инсентив-туризм

Стамбул от Upjet In English
28.08.08 17:43 Возраст: 9 yrs

ТУРЦИЯ СТАМБУЛА

 

Стамбульский Бродвей

На европейской стороне Стамбула находится главный развлекательный центр города – район Бейоглу (ранее Пера, место проживания генуэзского и левантийского купечества); площадь Таксим и отходящий от нее проспект Истикляль (Независимости), бывший Гран Рю де Пера, местный Бродвей, а также многочисленные улочки и переулки возле него. В общей сложности здесь концентрируются не менее тысячи разнообразных гастрономических и увеселительных заведений – от непритязательных кофеен, закусочных и баров до дорогих ресторанов и ночных клубов. Последние на любой вкус: рок-клубы, джаз-клубы, гей-клубы, клубы латинской или турецкой национальной музыки. Работают они всю ночь напролет. В этом районе острее всего ощущается биение жизни этого большого города. Ухо тут, правда, следует держать востро: вокруг хватает не только иностранных туристов, но и привлеченных обилием легких денег всевозможных ворюг и мошенников.

Проспект Истикляль – пешеходная зона, поэтому круглые сутки в обоих его направлениях течет нескончаемый человеческий поток, образуя сплошной калейдоскоп неповторимых встречных лиц. По середине дороги, плавно раздвигая толпу, ходит забавный старинный трамвайчик, пассажиры которого запрыгивают в него и спрыгивают прямо на ходу. Я видел девушку, которая лихо соскочила с трамвая и по инерции пробежала с десяток метров, будучи на шпильках! Трамвайная колея, правда, всего одна, но в средней части улицы есть разъезд, где вагон терпеливо дожидается, пока проползет его товарищ с противоположной стороны.

Только вот очень уж он непрезентабелен, этот стамбульский Бродвей, главная туристическая улица города, представляющая собой примерно 2,5-километровый коридор между пяти- и шестиэтажными обветшалыми зданиями конца девятнадцатого-начала двадцатого века. Многие из них сильно запущены, ободраны и заколочены досками, а некоторые конкретно грозят обрушением. Чистотой Истикляль, как, впрочем, и все окрестные улицы, совершенно не блещет. Ослепительной рекламы, подобающей центральной туристической улице по своему статусу, здесь практически нет. Зато много магазинов, торгующих недорогим ширпотребом, кафетериев и прочего общепита. Есть несколько мечетей, и даже католический собор с памятником папе римскому Иоанну Павлу II. Однако чувства восторженности Истикляль никак не вызывает.

Помимо прочего он является излюбленным местом для проведения всевозможных пикетов и демонстраций, в общем, для выражения своего мнения недовольными всех мастей. Ввиду постоянного присутствия толпы народа это мнение, как правило, оказывается донесенным до части беспрестанно движущегося людского потока. Нам повезло, и во время прогулки по Истиклялю мы застали небольшую демонстрацию курдов, протестующих против ввода турецких войск в северный Ирак. Точнее, окончание демонстрации: последних ее участников запихивали в полицейский автобус. Вскоре от возмутителей спокойствия не осталось и следа, а человеческая масса, как ни в чем не бывало, продолжала течь в обоих направлениях.

Уличная толпа здесь в целом европейского облика, хотя не стоит всех встречных принимать за турок – в ней много иностранцев. Женщины, к примеру, почти все в джинсах. Но нередко попадается и полная противоположность эмансипированным молодым турчанкам - женщины, с головы до ног укутанные в черные балахоны (из прорези поблескивают лишь стеклышки очков) и чрезвычайно похожие на выводок ниндзей. Как правило, они прогуливаются в сопровождении важного вида бородачей в неевропейской одежде, а прибыли, по всей вероятности, откуда-то со стороны Ирана, Афганистана или Пакистана.
Вообще среди жительниц Стамбула немало симпатичных и миловидных, но вот по-настоящему красивых почему-то единицы. В этом отношении в сравнении с Москвой или Киевом Стамбул отдыхает: в одной подмосковной электричке красавиц можно насчитать больше, чем во всем центре этого города. Мужская мода выражается, в основном, в прическах - не менее половины прогуливающихся по Истиклялю молодых людей гордо носят бородки-эспаньолки и длинные волосы. Очевидно, что романтически-мужественный образ «а ля Че Гевара» весьма востребован. Встречается и множество всяких неформалов – рокеров, панков, «голубых».

Несмотря на изобилие одетых по-современному девушек и прочие приметы приобщения к западным ценностям, о равенстве полов тут говорить пока не приходится. Даже в области сервиса женщин непривычно мало, заняты в основном мужчины. Именно они здесь работают официантами, продавцами, контролерами и так далее. Работающих женщин до крайности мало. В турецком обществе им по-прежнему отводится традиционная роль: уборка, готовка, дети. Неравенство полов зафиксировано вполне официально. Например, если мужчина после развода может снова жениться хоть на следующий день, то женщине придется пройти медицинское освидетельствование, потом выждать полные девять месяцев, и только после этого она получит право вторично выйти замуж. К слову, лишь в 2002 году в Турции были отменены обязательные тесты на девственность среди старшеклассниц. Ее наличие считается величайшей ценностью: в ходе одного из опросов пятьдесят процентов студентов университета заявили, что если они узнают о том, что их будущая жена не девственница, то немедленно оставят ее, выбросят на улицу, вернут родителям или даже убьют. В провинции и сегодня принято вывешивать напоказ простыню после свадьбы. Впрочем, в настоящее время эта церемония существует не во всех регионах.

Бросается в глаза, что многие жители Стамбула имеют совершенно европейский тип внешности. Очевидно, это потомки влившихся в состав турецкой нации греков, албанцев, болгар и сербов. А вот негров на улицах города пока маловато. Хотя иногда они и попадаются, но в целом их, наверное, раз в сто меньше, чем, скажем, в столице Франции. Так что в этой области туркам еще есть над чем поработать (а то нехорошо, расизм получается).

Говоря о впечатлении, которое производят стамбульцы, могу отметить, что они кажутся уравновешенными, даже какими-то апатичными, замедленными. Отчетливо выражено чувство собственного достоинства, самоуважения, – качество, которого многим из нас сильно не хватает. Любопытно, что в XIX веке Брокгауз и Евфрон оценивали турок следующим образом: «Господствующие черты их национального характера – важность и достоинство в обращении, умеренность, гостеприимство, честность в торговле и мене, храбрость, преувеличенная национальная гордость, религиозный фанатизм, фатализм и склонность к суевериям. В культуре турки отстали от всех европейских народов, и лишь медленно, с большими затруднениями, пролагает себе путь к ним западноевропейская цивилизация.

По материалам журнала «Фергана»


На европейской стороне Стамбула находится главный развлекательный центр города – район Бейоглу (ранее Пера, место проживания генуэзского и левантийского купечества); площадь Таксим и отходящий от нее проспект Истикляль (Независимости), бывший Гран Рю де Пера, местный Бродвей, а также многочисленные улочки и переулки возле него. В общей сложности здесь концентрируются не менее тысячи разнообразных гастрономических и увеселительных заведений – от непритязательных кофеен, закусочных и баров до дорогих ресторанов и ночных клубов. Последние на любой вкус: рок-клубы, джаз-клубы, гей-клубы, клубы латинской или турецкой национальной музыки. Работают они всю ночь напролет. В этом районе острее всего ощущается биение жизни этого большого города. Ухо тут, правда, следует держать востро: вокруг хватает не только иностранных туристов, но и привлеченных обилием легких денег всевозможных ворюг и мошенников.

Проспект Истикляль – пешеходная зона, поэтому круглые сутки в обоих его направлениях течет нескончаемый человеческий поток, образуя сплошной калейдоскоп неповторимых встречных лиц. По середине дороги, плавно раздвигая толпу, ходит забавный старинный трамвайчик, пассажиры которого запрыгивают в него и спрыгивают прямо на ходу. Я видел девушку, которая лихо соскочила с трамвая и по инерции пробежала с десяток метров, будучи на шпильках! Трамвайная колея, правда, всего одна, но в средней части улицы есть разъезд, где вагон терпеливо дожидается, пока проползет его товарищ с противоположной стороны.

Только вот очень уж он непрезентабелен, этот стамбульский Бродвей, главная туристическая улица города, представляющая собой примерно 2,5-километровый коридор между пяти- и шестиэтажными обветшалыми зданиями конца девятнадцатого-начала двадцатого века. Многие из них сильно запущены, ободраны и заколочены досками, а некоторые конкретно грозят обрушением. Чистотой Истикляль, как, впрочем, и все окрестные улицы, совершенно не блещет. Ослепительной рекламы, подобающей центральной туристической улице по своему статусу, здесь практически нет. Зато много магазинов, торгующих недорогим ширпотребом, кафетериев и прочего общепита. Есть несколько мечетей, и даже католический собор с памятником папе римскому Иоанну Павлу II. Однако чувства восторженности Истикляль никак не вызывает.

Помимо прочего он является излюбленным местом для проведения всевозможных пикетов и демонстраций, в общем, для выражения своего мнения недовольными всех мастей. Ввиду постоянного присутствия толпы народа это мнение, как правило, оказывается донесенным до части беспрестанно движущегося людского потока. Нам повезло, и во время прогулки по Истиклялю мы застали небольшую демонстрацию курдов, протестующих против ввода турецких войск в северный Ирак. Точнее, окончание демонстрации: последних ее участников запихивали в полицейский автобус. Вскоре от возмутителей спокойствия не осталось и следа, а человеческая масса, как ни в чем не бывало, продолжала течь в обоих направлениях.

Уличная толпа здесь в целом европейского облика, хотя не стоит всех встречных принимать за турок – в ней много иностранцев. Женщины, к примеру, почти все в джинсах. Но нередко попадается и полная противоположность эмансипированным молодым турчанкам - женщины, с головы до ног укутанные в черные балахоны (из прорези поблескивают лишь стеклышки очков) и чрезвычайно похожие на выводок ниндзей. Как правило, они прогуливаются в сопровождении важного вида бородачей в неевропейской одежде, а прибыли, по всей вероятности, откуда-то со стороны Ирана, Афганистана или Пакистана.
Вообще среди жительниц Стамбула немало симпатичных и миловидных, но вот по-настоящему красивых почему-то единицы. В этом отношении в сравнении с Москвой или Киевом Стамбул отдыхает: в одной подмосковной электричке красавиц можно насчитать больше, чем во всем центре этого города. Мужская мода выражается, в основном, в прическах - не менее половины прогуливающихся по Истиклялю молодых людей гордо носят бородки-эспаньолки и длинные волосы. Очевидно, что романтически-мужественный образ «а ля Че Гевара» весьма востребован. Встречается и множество всяких неформалов – рокеров, панков, «голубых».

Несмотря на изобилие одетых по-современному девушек и прочие приметы приобщения к западным ценностям, о равенстве полов тут говорить пока не приходится. Даже в области сервиса женщин непривычно мало, заняты в основном мужчины. Именно они здесь работают официантами, продавцами, контролерами и так далее. Работающих женщин до крайности мало. В турецком обществе им по-прежнему отводится традиционная роль: уборка, готовка, дети. Неравенство полов зафиксировано вполне официально. Например, если мужчина после развода может снова жениться хоть на следующий день, то женщине придется пройти медицинское освидетельствование, потом выждать полные девять месяцев, и только после этого она получит право вторично выйти замуж. К слову, лишь в 2002 году в Турции были отменены обязательные тесты на девственность среди старшеклассниц. Ее наличие считается величайшей ценностью: в ходе одного из опросов пятьдесят процентов студентов университета заявили, что если они узнают о том, что их будущая жена не девственница, то немедленно оставят ее, выбросят на улицу, вернут родителям или даже убьют. В провинции и сегодня принято вывешивать напоказ простыню после свадьбы. Впрочем, в настоящее время эта церемония существует не во всех регионах.

Бросается в глаза, что многие жители Стамбула имеют совершенно европейский тип внешности. Очевидно, это потомки влившихся в состав турецкой нации греков, албанцев, болгар и сербов. А вот негров на улицах города пока маловато. Хотя иногда они и попадаются, но в целом их, наверное, раз в сто меньше, чем, скажем, в столице Франции. Так что в этой области туркам еще есть над чем поработать (а то нехорошо, расизм получается).

Говоря о впечатлении, которое производят стамбульцы, могу отметить, что они кажутся уравновешенными, даже какими-то апатичными, замедленными. Отчетливо выражено чувство собственного достоинства, самоуважения, – качество, которого многим из нас сильно не хватает. Любопытно, что в XIX веке Брокгауз и Евфрон оценивали турок следующим образом: «Господствующие черты их национального характера – важность и достоинство в обращении, умеренность, гостеприимство, честность в торговле и мене, храбрость, преувеличенная национальная гордость, религиозный фанатизм, фатализм и склонность к суевериям. В культуре турки отстали от всех европейских народов, и лишь медленно, с большими затруднениями, пролагает себе путь к ним западноевропейская цивилизация.




 14 лет на рынке туризма
LAMARTİN CAD. NO:40/2 TAKSİM İSTANBUL  Tel: + 90 (212) 297 81 45  Fax: +90 (212) 297 81 50  E-mail: hotel@upjet.com.tr