Новости

Новости



Туры в Стамбул

Города и регионы

Улудаг

Отели и курорты

Туры по Турции

Бизнес-туризм

Event-туризм

Инсентив-туризм

Стамбул от Upjet In English
26.03.08 16:30 Возраст: 10 yrs

ТУРЦИЯ ПУТЕШЕСТВЕННИКА

 

Бегство в Стамбул

    Турецкая кожа начинается в аэропорту. Рукоятки в автобусе подмывает срезать себе на ремень - так хороша выделка! - но вовремя спохватываешься: ведь не за кожей, не за кожей отправились мы в дорогу.

    Турки небогаты, лукавы и практичны - процедуру въезда в страну они упростили до минимума. Поэтому вместо того, чтобы покупать фальшивые ваучеры и тратиться на фотографии, ты платишь несколько  десять долларов - и валишь на все четыре стороны.

    Такова турецкая демократия.

    Такси несется вдоль Босфора, где стоят на дальнем рейде пешки сухогрузов и танкеров. Открываешь окно, смотришь на сверкающую рябь волны и глазам не веришь: вот он, проходной двор истории, коммунальная кухня, где две с лишним тысячи лет склочничали народы и государства. Вот по этой морщинистой коже Босфора ходили туда-сюда греческие галеры, российские корабли, фрегаты крестоносцев и немецкие подводные лодки. Вот здесь переплывал Босфор султан Сулейман в одежке дервиша - узнать, что о нем говорят в народе. Тут натягивали знаменитую цепь, чтобы закрыть вход в бухту. Там дымил у причала крейсер "Отважный" с русскими беженцами из Крыма.

    Все сходится.

    Первый запах города: подгоревший кебаб - мокрая шерсть, гниль отлива - и макрель с луком на углях. Первый колер города - застиранное, как простынка, небо, дома цвета песка на городском пляже в мучных пятнах солнца, которое насилу пробивается сквозь расхристанные облака...

    Впереди клинком Пророка сверкает Золотой Рог - бухта с тупым карандашом генуэзской башни по верху. На счетчике - несколько миллионов турецких лир (до деноминации. - прим. ред.), но какие тут, к черту, деньги, когда в боковом зеркале у тебя Босфор, а в центральном - Айя-София? Когда с неба вдруг, как петухи, начинают перекличку муэдзины, а правоверные, скинув обувку, идут на молитву?

    Ты выходишь на центральном Галатском мосту, который соединяет берега Золотого Рога. Ты стоишь среди толпы праздных горлопанов (все - в пиджаках), жуешь горячую макрель с луком (когда успел?) и озираешься по сторонам: неужели - все? конец пути, конец истории, приплыли-приехали, баста? вот оно, узилище цивилизации, ее печень и сердце, ее требуха, - и нет дороги дальше, потому что здесь все сошлось, и смотрит на тебя, и ждет ответа.

    Стамбул - живой город: и в этом главное его преимущество перед остальными столицами мира. Ему за две тысячи лет, но он все еще тормошит, царапает, ставит капканы и дурит по-черному. И всегда -повторяю, всегда! - вознаграждает.

    Город - слоеный пирог: оттоманские розочки крем-брюле на постном византийском хлебце, медовые коржи Константинополя, пористый шоколад эпохи Ататюрка, подавать с поп-корном времен демократии. Культуры и эпохи трутся друг о дружку как чистильщики сапог на рынке, но ведь мы-то с вами не лыком шиты: самое интересное - всегда на стыках!

    Здесь нет ничего в "чистом виде" - ни Востока, ни Запада, ни Европы, ни Азии, ни христианства, ни традиционного ислама: так что если вам нужна монохромная культура, этот город не про вашу честь. Стамбул вобрал и переварил десятки цветов, но - парадокс! - в итоге мы имеем не мутный бульон, а единый ковровый узор, где сошлись все линии и цвета.

    Лучшее время для паломничества в этот город - осень, когда спадает жара, или весна, когда тайные и явные сады Стамбула только начинают цвести, а воздух еще прозрачен и чист. Горожане, нацепив модные шмотки, гуляют по азиатской стороне Босфора, а ты вспоминаешь Одессу и Питер - и берешь в киоске чашку салепа: горячего напитка из ятрышника. Примоститься можно прямо здесь, на ковриках, которые лежат на камнях, и смотреть, как мотаются от пристани до Девичьей башни кораблики...

    Ценников в городе нет принципиально - цена на товар рождается из борьбы противоположностей: вашей трусливой скаредности - и их уступчивой настойчивости. Курдский ковер - уникальный орнамент на белом фоне, до сих пор нахожу неведомых пташек в узоре! - я купил на Большом базаре за две сотни. Начинали - с тысячи.

    Особенно раздражает их манера все время смотреть вам в глаза. Поэтому первый день в Стамбуле кажется, что все эти улыбчивые люди на самом деле плетут вокруг тебя какой-то страшный мировой заговор. Но уже на второй день ты вспоминаешь детскую игру в "гляделки" - и начинаешь подыгрывать: громко торговаться, махать руками, говорить на всех языках сразу и цокать языком. Турки одобрительно кивают, оценив талант перевоплощения, - и уступают вдвое.

    ...В IV веке нашей эры римский император Константин, впервые официально "разрешивший" христианство, совершает исторический жест. Он переносит столицу империи из Рима "на край", "к воде", в исток и устье торговых путей восточного мира: в крошечный греческий Византий на берегу Босфора, известный еще с VII века до РХ.

    Мы вряд ли узнаем бытовую причину великого переселения - ясно лишь то, что история тут била дуплетом. Проповедуя христианскую доктрину, император "восстанавливал конституционный порядок" на независимых территориях, а Церковь получала от власти "госзаказ": стройтесь, богатейте и распространяйтесь - мы "проплатим". Этот вариант христианства (вместе с двуглавым орлом, кстати) Русь и получила от Константинополя в наследство.

    Византийский "слой" сохранился в Стамбуле более чем сносно. Если вам нужна Византия, двигайте на левый берег Золотого Рога, в старинный "имперский" район Кагалоглу. Это примерно десять минут пешего ходу по трамвайным путям от Галатского моста, где вы не забыли (не забыли?) съесть ритуальную макрель на углях с луком и солью.

    Айя-София, "главный храм", похожа скорее на гигантскую приземистую чернильницу с перьями минаретов, чем на образец для подражания.

    Но внутри!

    Нет более величественного зрелища в Стамбуле, чем Айя-София внутри, поскольку здесь вы видите не архитектуру, а - время. Время - "объективный коррелят" христианства - вот главный герой в этих стенах: тут камни, как стекляшки на море, обкатаны его течением, а колонны, похожие на оплывшие свечки, лоснятся от триллионов прикосновений и взглядов. Так что мне писать об этом соборе, ей-богу же, не с руки. Скажу только, что больше всего меня поразила мраморная облицовка стен. Это значит, что плиты с идентичным рисунком (соседний спил) ставят стык в стык и в этом симметричном узоре мерещатся свиные рожи, козлиные рога и сатанинские бороды.

    Вход в другое потрясающее сооружение византийской эпохи находится напротив Софии, в переулочке Эребатан. Это - подземное водохранилище, откуда питьевая вода поступала в дома Константинополя. Представьте себе, что на Кропоткинской (или Семеновской) частично вырубили свет, а пол по колено залили водой, - это и будет Basilica Cistern. Вы могли, впрочем, видеть ее на экране - Кончаловский снимал тут "загробный" эпизод своей "Одиссеи", подпалив лужи нефти на темной водичке.

    Теперь тут эхо, и капает за воротник, а под мостками шныряют тени неведомых тварей. При мне случилось в подземелье замыкание, и - вот оно! - в кромешной тьме побежал по спине жуткий холод, зашевелился страх "от века", и всей цивилизации - как не бывало!

    Потом свет зажегся, и я снова увидел ряды колонн, на которых в качестве узора были каменные кружочки на стебельках. Местные путеводители будут уверять вас, что эти кружочки символизируют слезы загубленных каменотесов, но не верьте местным путеводителям. Перед вами традиционный восточный орнамент - павлиний глаз, а не греческая лирика или средневековый европейский символизм.

    И вообще - чем быстрее вы в Стамбуле забудете стереотипы европейской мифологии, тем больше у вас будет шансов понять колорит этого города - города ислама.

    Мир ислама орнаментален, но что такое орнамент, как не разумное распоряжение струящимся светом? И что такое бесконечные сады Стамбула, как не рисунок на небе, сквозь который пробивается солнце? И не отсюда ли каллиграфия арабской вязи, которая "пропускает" и питает себя живым смыслом, не задерживая его? В здешнем религиозном искусстве нет "образов и изображений", но разве можно запечатлеть непостижимое, которое, будучи запечатленным, становится ложным? Глядя на изразцы в гареме дворца Топкапы, я вспоминал Матисса - он ведь тоже отсюда: из желания выткать воздух, раскинуть сети, исполнить невероятное. Художники европейского мира всю жизнь искали способ остановить мгновение - копировать свет, - но делали это с помощью времени. А в исламе времени просто нет, оно превратилось в светоносное пространство, которое и есть - реальность, что - ежемгновенна. Пространство - вот "объективный коррелят" ислама: отсюда и переклички.

    Ислам показывает, что "мир велик и прекрасен", и мусульманин - это, в сущности, всего лишь тот, кто обомлел и изумился его красотой и единством и забыл про время. Вот в этом - увидеть и обомлеть, а потом постичь добрую волю, которая ведет тебя в дебрях этого фантастического узора, и довериться этой воле, и принять ее, и познать ее - состоит суть ислама: что бы вам ни показывали по телевизору. Только с таким чувством следует ехать в Стамбул. Иначе путешествие - псу под хвост: ничего нового вы для себя в городе не откроете.

    ... окончание следует

    (по материалам очерков Г. Шульякова, «ЖЗ»)




 14 лет на рынке туризма
LAMARTİN CAD. NO:40/2 TAKSİM İSTANBUL  Tel: + 90 (212) 297 81 45  Fax: +90 (212) 297 81 50  E-mail: hotel@upjet.com.tr